Дорога на Байкал.

Перед темS, как отправиться на Байкал, я не поленилась и пролистала в википедии странички населенных пунктов, мимо которых буду проезжать по РЖД. Почти все материалы нашла в вики, но иногда заходила на городские сайты, чтобы узнать что-то дополнительно. Удивительно, но существует всего один путеводитель по Транссибирской магистрали. Его автор – Александр Юдин, а издание путеводителя (не падайте в обморок) аж 1900 года!!! Я в шоке.

Путешествовала в плацкарте. Дешево и сердито. Позже, уже в пути, одна из женщин поведала мне историю, выслушав которую, я лишний раз утвердилась в своем плацкартном выборе. Моя спутница еще в стародавние советские времена перешла с варианта «купе» на вариант «плацкарт» (в те годы на РЖД еще не было такого сервиса, как «женское купе»). Эта женщина, будучи еще юной девой, попала в купе с омерзительным типом, который заплатил проводнику, чтобы тот никого не подсаживал по дороге к ним купе. Весь путь этот маслянистый старикан пытался охмурить молодую спутницу. В какой-то момент «дорожный ловелас» сам признался ей, что дал проводнику взятку.  А бедная девчонка не спала пару ночей, опасаясь похотливого спутника. Ничего криминального не произошло, но с тех пор эта дама путешествует только в плацкарте.

У меня появилась возможность оценить плюсы боковой нижней полки. За весь путь до Иркутска и обратно, верхнюю полку надо мной занимал лишь один пассажир, который ехал из Москвы и вышел где-то в Томске глубокой ночью на вторые сутки. Больше над моей головой никто не шуршал в течение всего времени туда и обратно. Я сделала полезное наблюдение, что при наполнении плацкарта, в первую очередь заполняются обычные, а не боковые места. Обжив пространство нижней боковой, я ни от кого не зависела и чувствовала полную свободу. В дороге появляются свои маленькие привычки, спутники делятся историями жизни. К тому же, в долгом пути есть шанс довязать, наконец, опостылевшую кофточку, которая почти два года провалялась в коробке с рукодельем. Если мне вдруг хотелось посидеть за персональным столиком, я скатывала постель и, забросив эту “рульку” наверх, чаевничала, доширачила, читала или вязала, а самое главное – смотрела в окошко и любовалась нашими бескрайними пейзажами.

Ишим. Вокзал

Ишим. Вокзал

Люблю путешествовать по железной дороге. Большинство моих знакомых, узнав, что ради недельного посещения Байкала, я еще неделю буду трястись по железке (туда + обратно = неделя), приходили в изумление, а некоторые мысленно крутили пальцем у виска. Но, ребята, поверьте, что Байкал того стоит, к тому же, мне всегда нравились поезда.  Дорога из Москвы до Иркутска, бесспорно длинна и утомительна, но интересна, а три с половиной дня «железнодорожного массажа» проходят гораздо быстрее, чем вам кажется вначале. Из вашего организма за дни вынужденной тряски вылетают “московские пробки”, надоедливые мыслишки, а также заработанные за всю предыдущую жизнь, камешки и песок.

Я склонна к дорожной романтике и это примиряет меня даже с неудобствами личной гигиены в пути.  Гигиена в любой дороге проблематична, особенно в дальней поездке. Я не буду широко развивать здесь довольно интимную тему. Взрослый человек всегда сообразит, как себя привести в порядок. Слава тем людям, кто выдумал влажные салфетки. Берите с собой большую пачку, ее хватит и для умывания лица и тела, протирания рук, посуды, вагонного столика, пыли и вообще всего, что вам взбредет в голову. Я даже пару раз чистила зубы не пастой, а влажными салфетками, используя ребро салфетки, как зубную нить. Была удивлена хорошим эффектом подобной чистки зубов, хотя любой стоматолог разнесет меня в пух и прах за такие рекомендации.  Перед тем, как сесть в обратный поезд, чтобы вернуться в Москву, я за 100 рублей посетила душ на Иркутском вокзале. Предстояло ехать до Москвы 3,5 дня и выбора не было. На всех крупных вокзалах есть душевые комнаты, хотя в пути вы точно не кинетесь туда мыться, рискуя отстать от поезда, на это просто не хватит времени стоянки поезда. Такой подвиг можно совершить лишь однажды,  в Новосибирске, где поезд стоит 54 минуты, да и то нужно десять раз подумать, стоит ли оно того.

В пути вы сможете увидеть несколько почетных работяг-паровозов. Они стоят перед вокзалами на “вечном приколе”, как памятники истории нашей страны. На одном паровозе (см.самую верхнюю фотку), на станции Иланская, написано трогательное стихотворение:

 

Горжусь тобой, трудяга паровоз.

Благодаря тебе наш город рос.

Заслуженно ты встал на пьедестал,

Визитной картою Иланского ты стал.

 

Я уже говорила в первой статье, что большинство городов Транссибирки не очень живописно открываются со стороны железной дороги, демонстрируя нам свои ж/д склады и т.п., лишь иногда промелькнет вдалеке какой-нибудь интересный архитектурный объект, обычно это церковь. Впечатлили здания вокзалов в Красноярске и Новосибирске. Переезды через наши мощные сибирские реки не пропустите ни за что. Каждый раз я снимала на видео эти моменты, а потом отсылала домой смски, что проехала город-имярек через имярек-реку. Получала смешные ответы от своих, мои ребята на них выдумщики. И пусть города не проявят себя во всей красе, зато русской природой вы насладитесь сполна. Пейзажи у нас очень красивые, а несколько дней пути дают представление о невероятных просторах России. Примерно на третьи сутки привычная с детства мысль об “одной шестой части Земли” вдруг абсолютно физически начинает стучать в вашей голове, потому что ты едешь-едешь-едешь день и ночь, спишь-спишь, ешь-ешь, а до середины страны еще и не добрался. Наша Россия – Космос! Чтобы осознать это не только разумом, но и физически, нужно сесть в поезд где-нибудь во Владивостоке и вперед – на западную окраину 🙂 В дороге меня очень занимало, воспринимают ли иностранцы русское пространство с таким же удивлением, как я. Осознают ли, почему здесь загнулись все их доморощенные Наполеоны? Судя по последним новостям, опять подзабыли. А может быть, европейцы едут в нашем нищем плацкарте как раз для того, чтобы увидеть нас изнутри. Надеюсь, впечатлений у них хватит на всю оставшуюся жизнь. Мне довелось побывать в нескольких европейских столицах и я не разделяю щенячьего восторга от увиденного. Живу в  Москве, очень люблю великолепный Питер, поэтому меня сложно удивить Европой. Поверьте, я знаю о чем говорю (хотя очень-очень понравился старинный центр Праги и центр Парижа, мечтаю посетить Барселону). Побывав в Европе, я вдруг открыла для себя, что мы что-то уж слишком уничижительно к себе относимся, никакие мы не сирые и не убогие. Берлин вообще произвел на меня гнетущее впечатление каземата, а мусора  в больших европейских городах ничуть не меньше, чем в каком-нибудь Мухосранске. Написанное никак не связано с обидой на европейские санкции, это мнение сложилось гораздо раньше. К тому же, очень симпатизирует отношение европейцев к земле. Каждый свободный клочок Европы аккуратно распахан под сельскохозяйственные культуры. Мы же очень расхлябанно относимся к своим земельными и лесным угодьям. А чё? У нас же до фига этого? Надеюсь, скоро и мы распашем свои пашеньки.

SAMSUNG

Мальчик из Донбасса и цыганчик-Русланчик с мамой

А вот теперь об обидах. На постоянное место жительства в Сибирь и на Урал в моем вагоне ехало несколько семей беженцев из Донбасса. Очень приятные люди с хорошо воспитанными детишками. Дай бог, им нормально устроиться на новом месте. Они рассказывали нам о своих проблемах, как потеряли дома, работу, что у детей больше нет школ, их разрушили. Они рады, что остались живы и у них появилась возможность жить в России. На чужой роток не накинешь платок. Вот они – живые люди, рядом со мной, факты не с экрана телевизора. Мои современники.  Эти русские люди на своей шкуре испытали все тяготы войны на Донбассе. Поразило то, как обыденно они об этом рассказывали. Почти все луганские добирались до Иркутска. Политические импотенты из Америки и Европы, засуньте свои санкции в “уста, что не говорят по-фламандски”. Как по заказу, в вагоне ехало несколько иностранцев, и как по заказу,  моя боковая полка оказалась между “луганскими” и “европейскими” (в качестве пограничного столба). Вот когда я ощутила влияние войны на симпатии и антипатии к людям. Европейские санкции искрились в моих мозгах высоковольтным оголенным кабелем. Все раздражало в пассажирах-иностранцах, каждая мелочь – чуждая русскому уху речь, европейская манерность, пластмассовые вежливые улыбочки, их смех казался глупым и чересчур громким. Иногда я задавалась вопросами, какого черта они делают в нашем нищем и таком родном плацкарте, зачем прутся через всю Россию? Ведь для любого из них купить билет на самолет менее накладно, чем нам. Зачем эти чужаки тащатся через всю Россию в поезде, испытывая тяготы долгого пути? Хотят острых ощущений? Хотят посмотреть нас изнутри? Смотрите, черти, только сапогами не лезьте в душу. Знаю, глупо так думать, но это было сильнее меня. Все западное сейчас, как красная тряпка. Не трудно догадаться, куда ехали все эти “черти”. Конечно, на Байкал. Какой-то малахольный парнишка совершенствовал с ними всю дорогу свой базовый английский (есть же счастливцы вне политики, эдакие аморфные существа, вечные студенты, граждане мира). В какой-то момент я съязвила этой амебе мимоходом, что вообще-то пора уже китайский совершенствовать. Ну, ничего не могла с собой поделать, совковая я баба. Одна из девушек-иностранок по имени Китти (разве это не название кошачьего корма? фу-ты-ну-ты Кити-Кэт) позднее поселилась в соседнем от меня гостиничном номере на Байкале. Об этом расскажу отдельно в статье про Ольхон и Хужир.
Самая большая дорожная радость ждала меня в Екатеринбурге. Ко мне на платформу пришли ребята, с которыми я лет восемь общаюсь в интернете, в чате IRC. Мы дружим виртуально, почти ежедневно торчим на уральском канале #UOMZ и знаем друг о друге всю подноготную. Общаемся на самые разные темы, иногда дурачимся, иногда просто молчим, иногда разгораются нешуточные дискуссии. Я самый старый динозавр на канале, все обитатели чата молодые ребята, примерно ровесники моих сыновей. Мне льстит, что чатовцы общаются со мной на равных и никогда не намекают на возраст. С ними я чувствую себя молодой, энергичной и бегущей чуть-чуть впереди паровоза своей старости. Могу с ними быть самой собой, ругнуться, похохотать и не фильтровать базар:) Ребята принесли на платформу к моему приезду местный ржаной хлеб (я их просила об этом, т.к. во время туристических вылазок у нас с мужем появилась интересная традиция пробовать хлеб в разных городах и весях). Кроме хлеба они снабдили меня вареной колбасой, мороженым (ха-ха, но московское все-равно вкуснее). Мы пили обалденный кофе из термоса,  классно заваренный! Алкоголь не пили принципиально, ибо некоторые из нас были в очередной завязке. Короче, весело пообщались, пофоткались. Если я на фотках хорошо получилась, то опубликую их как есть, а если нет, то фотошоп мне в руки, я ни за что не позволю себе выглядеть старой черепахой на фоне этих румяных уральских яблочек (у-ха-ха-ха) Если серьезно, спасибо вам, дорогие друзья, за то, что подарили мне свое время и в поздний вечер выходного дня пришли на вокзал, оторвав себя от семей и интернета, чтобы двадцать минут реальной жизни провести рядом со мной (оказывается вы существуете!). Ваш хлеб не только доехал до Байкала, я доедала его вместе с вятскими девчонками уже на Кругобайкалке, во время привала, а туристы-китайцы шли мелкими кучками по тыщупицот человек на запах уральского хлебушка. Екатеринбургский хлеб всем, кого я угощала, понравился.
О питании в дороге. Из Москвы я взяла сумку-холодильник с продуктами, которые могут продержаться некоторое время без настоящего холодильника. Можно было не таскать с собой такого количества еды, но русская женщина любит припасы, а также плотно покушать в дороге. Фрукты, вяленые финики, огурчики, сырокопченая колбаска, сыр двух видов, орешки, перепелиные яички, конфетки, шоколад, ржаные хлебцы, пакетики чая и овсяной кашки, а также незаменимый спутник всех пассажиров РЖД – доширак. Ему отдельное спасибо. Копченые куриные крылышки в вакуумной упаковке благополучно доехали до Ольхона и достались моей любимой хужирской собаке по кличке Тупой (наиумнейшая псина, кстати). Если кто-то вдруг решит, что я ограничилась в дороге своим “скромным” сухим пайком, то г-гы-гы-г-лубоко ошибается. Долгая дорога интересна еще и тем, что в разных местах можно попробовать что-то новенькое. Хотя во всех вокзальных киосках примерно один и тот же ассортимент продуктов (конечно, по бессовестно завышенным ценам), но голодным никто не останется, всегда можно найти еду, которую ваш кошелек вполне выдержит. Новосибирский чебурек на вокзале стоит 60-100 р., в разных киосках там разные цены. Набор моих омских продуктов: доширак + 2 больших минералки + 1 пирожок = 200 р. Омская минералка мне очень понравилась (“Омская-1”, “Карачинская”). Самая вкусная молочная продукция в Вятке (современный Киров), там обязательно попробуйте молочку фирмы “Вятушка”. В дороге до Иркутска я попробовала несколько сортов разнообразного мороженого (хе-хе, но московское так и осталось непревзойденным-м-м). Самым хлебосольным в дороге оказался город Данилов Ярославской губернии. Даниловские бабульки с вареной картошкой, котлетками, рыбой, жареными курами, бордовыми косами-связками даниловского лука атаковали наш поезд целым эскадроном. Помимо съестного, местные продавали мягкие игрушки, бижутерию, парфюм, дешевые часы и прочую китайскую мишуру. Нашествие бабулек на поезд напомнило мне мое детское путешествие в Братск, когда мама покупала у точно таких же бабушек бумажные кулечки с вареной картошкой и котлетами. В те годы еще не было целлофановых пакетиков. Больше всего меня впечатлил лук-сеянец знаменитого Даниловского сорта и шикарные яблоки дешево и прямо ведрами. Яблоки я брать не стала, а вот лук-сеянец купила. Надеюсь, он сохранится у меня до весенней посадки. Яблоки можно было купить для уральских друзей, но в тот момент я не сообразила. Очень смешно выглядел торговец “французским” парфюмом. Он продавал «духи» фирмы «Шанель» в каких-то лабораторных пробирках по 100 рублей за штуку. Было очень весело слушать, как он втюхивал дамам свой товар. Город Данилов славен не только  луком, в википедии я узнала о его интересной многовековой истории. Вот один из эпизодов. Оказывается, эти места очень сильно пострадали в 1607 году от польских мародеров, после чего даниловцы объединились в ополчение и под руководством боярина Федора Шереметева разгромили чужестранцев. Вот они какие патриоты Родины, даниловцы.

Мне было жаль расставаться со многими моими спутниками по дороге. Особенно с маленьким двухлетним цыганенком Русланчиком. Он был всеобщим любимцем, мы старались побаловать его чем-нибудь, а он постоянно включал нам свою игрушку, “собаку-ловеласа”, которая пела смешную песню “Никто тебя не любит, так как я” (весь вагон в нетерпении ждал, когда же в ней накроются батарейки, зато выучили наизусть новую песенку). Где-то за Пермью мы начали слушать эту собаку-ловеласа, а батарейки в ней загнулись только перед Иркутском. Мама Руслана, молоденькая цыганка-молдованка бежала из Кишенева от драчливого мужа (студента Кишиневской консерватории! фига се, музыканты пошли). Этот музыкант так сильно избил ее, что за всю дорогу из Молдавии до Иркутска с нее так и не сошли синяки. Она ехала с сынишкой к матери и говорила, что братья не простят ее мужа за побои. Очень надеюсь.

 

В Иркутск я приехала утром 9-го сентября, проведя в дороге три с половиной дня. Сняв с банковской карты еще немного денег “на всякий пожарный”, я села в трамвай №2 (тут же на привокзальной площади, не переходя дорогу). Билет до центрального рынка  стоит 12 рублей! Я уже давно не помню что-либо по такой цене, даже спичечного коробка. Этот билетик до сих пор таскаю вместе со своим московским проездным билетом и каждый раз натыкаясь на него взглядом, невольно улыбаюсь и вспоминаю откуда он. В Хужире я купила самую обычную пластмассовую голубенькую расческу за 20 рублей и не придала этому никакого значения, но теперь это моя любимая расческа, она же с Байкала! Любая мелочь, побывавшая вместе с вами в путешествии становится приятным напоминанием о незабываемом месте. Трамвай вез меня мимо старых деревянных домов, которые пребывали в ужасном состоянии. Я уже писала об этом в первой статье, но повторюсь. Вид этих строений очень жалкий, пусть даже они суперпупер-исторически-ценные и до них нельзя дотрагиваться лишний раз, но ремонтировать и красить их давно пора. Затем мимо меня прошли несколько симпатичных городских улиц в нормальном состоянии, но жажда исследовать Иркутск пропала напрочь.

Я доехала до остановки “Центральный рынок” и нашла маршрутку Ольхон-Хужир. В высокий сезон место в ней лучше бронировать заранее. Маршрутка, собрав еще нескольких пассажиров в разных частях Иркутска, выехала в сторону Байкала. Дорога оказалась с хорошим покрытием, но то ли амортизаторы на машине были такими, то ли это специфика местности, но нас все время слегка подбрасывало на сидениях и создавалось ощущение путешествия по волнам. Я была просто сражена красивыми видами, открывшимися по дороге к Ольхону. Горизонт показался мне раза в два дальше, чем привычный в Подмосковье. Перед гористыми сопками широко расстилалась степь, по которой бродили небольшие стада коров, табуны лошадей. Бедные поселения не поражали воображение, скорее наоборот, вызывали грусть о российской нищете, но они были единым целым с окружающим миром. Эти деревянные постройки не нарушали своим видом сурового сибирского величия природы и гармонично вписывались в общую картину. Я даже подумала, что богатые дачи Рублевки смотрелись бы на этом фоне пошло и фальшиво. Иногда в пути попадались шаманские места или святилища (не знаю, как правильно назвать). Я впервые увидела их и это тоже было в диковинку. Много раз пожалела, что фотоаппарат находился глубоко в чемодане.

В пути до переправы на остров Ольхон мы сделали несколько остановок, где можно было забежать в местный магазин или покушать в бурятской позной. Наконец то попробовала бурятские позы (не путать с камасутрой), которые относятся к обширному семейству разнообразных пельменей народов мира. По форме позы напоминают маленькую ватрушку с круглой дырочкой наверху. Купила две штуки и думала, что мой вечный хомяк, который живет внутри, не наестся, но к своему удивлению я его накормила. Во время этого дорожного перекуса познакомилась с парой молодоженов из Хабаровска. Они решили провести медовый месяц не на теплом море, а на Байкале и взяли специальный свадебный тур. Аплодирую им стоя. Забавно, что я еще раз столкнулась с этой парой в конце своего путешествия, но уже на Кругобайкалке. Было очень приятно вновь встретиться и пофоткаться, мы добавились в друзья ВКонтакте.

До парома на Ольхон добирались что-то около 5-6 часов. Точно не помню, потому что была слишом увлечена изучением окрестностей. Созерцая иркутские просторы из окошка маршрутки, я пропустила памятник знаменитому Бродяге, который был с другой стороны дороги («Бродяга к Байкалу подхо-о-одит»…). На обратном пути из Хужира я все-таки увидела “золотого” Бродягу с котомкой. Помню, как хохмили пассажиры в салоне маршрутки, что он стоит спиной к Байкалу. Но нельзя же, в конце концов, ставить памятник спиной к проезжающим мимо людям. Запомнился также памятник орлу. Красавчик, царь птичьего царства с широко распахнутыми крыльями. Приближение Байкала я почувствовала сразу. Что-то изменилось в красках неба впереди, появились пышные облачка. Я сказала себе совсем как Татьяна Ларина: «Это он!».

Переправа на остров Ольхон не заняла много времени, очереди к парому не было. Говорят, что в высокий сезон частные машины простаивают порой по 2-3 часа в ожидании переправы. Наша маршрутка лихо закатилась на грузовой подиум, пассажиры вышли из машины и заняли места на мостках парома. Запахло морем! Я прекрасно знала, что под нами плещется пресная вода, но пахло морем. Щелкнула на мобильник первую фотку Байкала с видом удаляющегося берега и отправила ее своим ребятам. Радость переполняла меня. Я все-таки сделала это! Осуществилась моя давняя мечта побывать на Байкале. Переправа заняла минут 15-20. На том берегу мы дождались, когда выгрузится наша маршрутка, и снова тронулись в путь к Хужиру. Выжженная солнцем трава степного Ольхона сама по себе не притягивала взгляда, но хорошо смотрелась на фоне озера, которое находилось слева от нашего движения. Погода стояла тихая и солнечная, небо приветливо голубело. Добрались до поселка Хужир быстро, минут за 30-ть. Дорога по Ольхону полностью соответствовала статусу «в России две беды». Хужир показался мне голым и серым, я не заметила тут интересных построек и приусадебных садов, столь привычных для русских селений. Самым привлекательным строением была как раз та гостиница, в которой я провела несколько последующих дней. Думаю, в ближайшие годы Хужир будет выглядеть гораздо интереснее, потому что ведется строительство новых гостиниц и хочется надеяться, что они будут не такими безликими, как большинство зданий в этом поселке. Единственное, что смущает в новых хужирских стройках, что они все ближе «подкрадываются» к озеру. Не случится ли однажды так, что эти строения войдут в водоохранную зону и вид со стороны Шаманки на окрестности будет испорчен очередным гостиничным комплексом.

Тот, кто добрался до заключительной части – молодец и орден ему на грудь! Маршрутка выгрузила меня возле Усадьбы Никиты Бенчарова. Я заранее бронировала здесь самую дешевую комнату (с возможным подселением). Как опытный путешественник, скажу о плюсах и минусах этой гостиницы. Персонал здесь очень приветливый, царит добрая и демократичная атмосфера. По вечерам в столовой (или на веранде возле) проходят посиделки с пением русских песен под баян или гитару, бывают фольклорные концерты рядом с усадьбой. На территории много однолетних цветов, за которыми ухаживают. Здания оформлены весьма хаотично, но в целом даже весело. Все свои экскурсии я брала здесь же, в гостинице, у приятного молодого поляка по имени Яцек (Жан Жак). Единственными минусами этой гостиницы для меня стали посредственная еда и слишком уж большое количество иностранцев (санкции р-р-р-рррр), хотя и с тем и с другим можно смириться, если едешь экономклассом. Никите Бенчарову давно пора прогнать своего повара ккххм-м … тряпкой или научить его хотя бы не портить простейшие блюда. Я совершенно неприхотлива в еде, но за державу обидно, ведь в этой гостинице иностранцев больше, чем русских. (Девочка на ресепшене вначале заговорила со мной по-английски, потом засмеялась, за день у нее с ними уже язык заплелся в узелок). Меню в столовой обычное: утром кашка с сопутствующими блинчиками, яйцами и сыром-маслом, на обед довольно прилично приготовленное первое. Но что касается основных блюд с гарниром, то тут беда. Иногда повару удается доварить рис до нужной кондиции, иногда нет. В кусочке курицы можно не обнаружить ничего, кроме хребта. А кормить людей (на Байкале!!!) резиновыми хвостами наваги? Преступление и семь лет расстрела 🙂 Ребята, имейте совесть, вы получаете неплохие деньги от постояльцев. Я ни разу не попробовала байкальской рыбы в вашей столовой (ведь та навага точно не из озера). Омуль и шашлык можно заказать только за отдельную плату в гостиничном ресторане. Какое представление о нас получат иностранные гости, что расскажут о русской кухне, вернувшись в свои «фатерлянды» или «заоблачные»? Хотя иностранцам не слабО и в вашем ресторане омулька с шашлычком заказать. Скорее всего, именно там вы подаете настоящие шедевры своего повара. После одного из обедов я спросила у девушки-буфетчицы: «А что? Повар нас ненавидит?». Поверьте, на это были причины. Итак, я настаиваю, что даже при существующем скромном меню, блюда в столовке у Никиты должны стать качественней, ведь люди на экскурсиях хвалили еду в других гостиницах Хужира.

Наташа

Закончу статью о дороге Большой благодарностью всем своим спутникам (особенно вятским девчонкам Наташе и Людмиле), проводникам, водителям (особенно Василию), всему персоналу Усадьбы Никиты Бенчарова (естественно, кроме повара) за радость общения с хорошими людьми, за заботу и внимание. Я всех вас вспоминаю очень тепло и надеюсь хотя бы еще раз в жизни побывать в ваших краях.

В качестве бонуса всем, кто дочитал до конца и любит делать зимние заготовки,  публикую рецепт кабачковой икры от моей спутницы из города Глазова,  дачницы и замечательной хозяйки Ларисы.

Кабачковая икра от Ларисы из города Глазова

На 3 кг кабачков берем 1,5 кг лука и 0,5 стакана растительного масла, тушим в течение 1 часа. Затем добавляем 300 г. томатной пасты “Помидорка”, 250 г. майонеза “Ряба оливковая”, 0,5 чайной ложки черного молотого перчика, 1,5 столовой ложки соли, 2 столовые ложки сахара и тушим до готовности 1-1,5 часа. Затем консервируем икру в банки. Приятного аппетита, мои дорогие читатели:)

Comments
  1. Здорово. Прочитал с интнресом. Я тоже люблю поезда, есть в этом своя романтика, много чего можно посмотреть, с кем поговорить, но я предпочитаю купе. Дорога конечно долгая, но под рюмочку чаю и хорошую компанию, время пролетает незаметно. Я тоже рад очередной исторической встрече, думаю, как и Леха. По поводу еды, конечно обидно, думаю, повар просто лентяй, а рыбу могли бы у местных рыбаков покупать.
    P. S. Не люблю кабачки ни в каком виде 🙂

    • Спасибо, spOok, за внимание. Как у тебя сил то хватило добраться до кабачковой икры? 🙂 Рыбу, конечно, покупают у рыбаков, но мне не повезло, Байкал заштормило и никто на ловлю не выходил. Хорошо, что я успела поймать момент и совершить экскурсию по Байкалу. Потом уже в плавание при мне никто не ходил.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *